Неизвестная повесть Софьи Тадэ «Дом Пигит»

Титул машинописи повести. Из собрания Музея М.А. Булгакова. Дар Ирены Исааковны Подольской

Неизвестная повесть Софьи Тадэ «Дом Пигит»

Жизнь дома в период революции, Гражданской войны и нэпа. Автобиографический рассказ Софьи Тадэ, машинопись которого хранится в фондах Музея М.А. Булгакова

армяне
история Москвы
армянская история Москвы
революция
Гражданская война

Перед тем как отправить макет книги «Большая Садовая, 10. История московского дома, рассказанная его жителями» в типографию, автор исследования Дмитрий Опарин решил попытаться найти представителей армянской семьи Татевосян-Тадэ, проживавших в доме с 1917 года. В ходе поисков Дмитрий познакомился с литератором Иреной Исааковной Подольской, другом Софьи Георгиевны Тадэ (1909-1976), которая жила в квартире № 18 дома № 10 по Большой Садовой с 1917 года. Софья Тадэ написала автобиографическую повесть «Дом Пигит», основанную на детских воспоминаниях и посвященную жизни дома с 1917 по 1924 года.

К тому моменту единственный машинописный экземпляр повести, никогда ранее не печатавшейся, хранился в личном архиве Ирены Подольской. Это уникальный эго-текст, документ по истории дома, армянской общины города, истории Москвы периода революции, Гражданской войны, нэпа. Оригинал машинописи, а также три семейные фотографии были переданы Иреной Подольской Музею М.А. Булгакова. Полный текст опубликован в приложении к книге по истории дома (Д. Опарин. Большая Садовая, 10. История московского дома, рассказанная его жителями. М., 2017). Здесь мы представим отдельные фрагменты повести.

Повесть Софьи Георгиевны Тадэ «Дом Пигит» написана в конце 1960-х – начале 1970-х годов. Это автобиографическое произведение; повествование о жизни девочки Норы — в действительности воспоминания Софьи Георгиевны о собственном детстве. События первых послереволюционных лет показаны глазами ребенка: Норе в 1917 году исполнилось семь. Софья Георгиевна описывает уличные бои, рейды по квартирам, грабежи, уплотнение квартир, создание домового правления, рабочего клуба, столовой и библиотеки в бывшем доме Ильи Пигита, похороны Ленина. Она рассказывает о своих встречах с Петром Кончаловским, Михаилом Булгаковым, Георгием Якуловым, Сергеем Есениным, Николаем фон Боолем. В повести нашлось место и историям о детских играх во дворе, первой влюбленности, шалостях и дружбе, о дрессированной курице из цирка Никитиных и овце с Кавказа, поселившейся в квартире.

not loaded

Софья Георгиевна Тадэ. 1930-е. Из собрания Музея М.А. Булгакова. Дар Ирены Исааковны Подольской

О революции ("Большая Садовая, 10. История моковского дома, рассказанная его жителями". М., 2017. С. 259-260).

Ночные грабежа магазинов, квартир, складов. Обходы патрулей, обыски. Пожары. Проверка документов, пропусков. Длинные очереди за продуктами. Стрельба, стрельба и стрельба.

Тревога взрослых передавалась детям.

В домах устраивали ночные дежурства. Дежурили по двое, меняясь каждые три часа. Закутавшись в одеяла, сидели на площадке лестницы верхнего этажа и ждали.

Каждый стук, крик в ночи заставлял вздрагивать.

Швейцары запирали подъезды, вставляя для верности в ручку двери палку. Дворник вешал на ворота замок <...>

От революции в коридоре не спрячешься. Она стучится прикладами ружей патрульных, обысками квартир. В квартирах искали оружие, проверяли документы.

О доме (С. 262-263).

Жил был дом. Большой серый пятиэтажный дом. С длинными бронзовыми ручкам на дверях и со швейцарами в подъездах. Массивные дверные ручки и галуны на ливреях швейцаров вспыхивали золотом, когда распахивались двери, и гасли, когда они захлопывались.

Подъездов было, по фасаду, два. В середине же, под глубоким сводом на ночь запирались решетчатые ворота.

Дом стоял в глубине, отступя от улицы. К нему с двух сторон вел заасфальтированный въезд, по бокам которого к посередине — были разбиты цветники. За цветниками белели уместительные скамьи, защищенные от дождя навесами. А в центре, вдоль решетки, выходящей к тротуару, росли аллейкой кусты сирени.

Самый хороший номер достался этому дому. Дом номер десять. Но у него, кроме номера, еще было имя — Пигит. Дом Пигит <...>

Есть у дома Пигит и двор. Во дворе фонтан, а в фонтане, на каменной глыбке — мальчик и девочка под раскрытым зонтом . Из кончика зонта бьет струя. Вода падает на зонт, стекает в бассейн и кажется, что мальчик и девочка стоят под дождем. Не в каждом доме бывает такое!

not loaded

Двор дома. Позади видны скульптуры мальчика и девочки. 1931. Из личного архива Н.М. Саркисьянц

Об уплотнении квартир и заселении дома рабочими (С. 270-271).

Хороший дом, большой — все разместятся. В доме Пигит много пустующих квартир. А в тех что и живут, — могут потесниться. И в один прекрасный день дом начинает заполняться .

Въезжают большими семьями, со стариками, с детьми; с сундуками, уздами, корытами. Большие перины, пузатые комоды, самовары, цветы в горшках: фикусы, фуксии, герань, столетник.

Ломовики и тележки заполняют двор. Подъезды распахнуты — под двери подложены кирпичи. Ноги — большие и маленькие, топчут лестницу вверх и вниз, роняя по пути плохо увязанные пожитки.

Старые жильцы не выходят из квартир, детей не выпускают, (нечего мешаться под ногами), смотрят из окон. Кто — с любопытством, кто жесткими, злыми глазами, а кто и доброжелательно...

not loaded

Циковский Н.С. Дом Коммуны на Садовой. 1921. Лист 77. Литография с тоном. ГТГ

Семья Татевосян-Тадэ

Софья Георгиевна Тадэ (1909–1976) родилась в Москве. В 1931 году она окончила литературный факультет МГУ имени М. В. Ломоносова по специальности «литературный работник» . В разное время Софья Георгиевна работала в Театральном музее имени Бахрушина, в литературном музее МХАТа, в издательстве «История фабрик и заводов». Она владела армянским и французским языками, с начала 1930-х годов жила по адресу Садовая-Триумфальная, 17. В 1940 году Тадэ совместно с мужем Виктором Витковичем написала сценарий к фильму «Небеса». Сохранился портрет Софьи Георгиевны, созданный Михаилом Петровичем Кончаловским.

Отец Софьи Георгиевны, врач, специалист по нервным болезням Георгий (Геворк) Христофорович Татевосян-Тадэ (1886–1940-е) родился в Ереване. Еще до революции он переехал в Москву. Георгий Христофорович снимал квартиру в доме № 13 по Большой Садовой и работал в Московском женском медицинском институте профессора П. Г. Статкевича и приват-доцента А. Б. Изачика, располагавшемся на Кудринской площади, а также вел частный прием у себя дома — по средам, пятницам и субботам с 4 до 6 часов. В 1930-е годы он стал главным врачом Московской областной поликлиники.

not loaded

Георгий Христофорович Татевосян-Тадэ. 1920-е. Из собрания Музея М.А. Булгакова. Дар Ирены Исааковны Подольской

Георгий Христофорович Татевосян-Тадэ был женат на Артемиде (Хосровдухт). У них был один ребенок — Софья. В 1917 году семья Татевосян-Тадэ переехала в квартиру № 18 дома № 10 по Большой Садовой. Вероятно, они поселились в доме Пигита за несколько месяцев до революции. Согласно документам 1924 года, Георгию Христофоровичу было отказано в членстве в жилтовариществе в связи с «буржуазным родом жизни» . Такая же отметка стоит напротив фамилий Варвары Васильевны Малевинской, бонны семьи Тадэ, и Екатерины Ивановны Безсудновой, прислуги.

not loaded

Артемида Татевосян-Тадэ (слева). 1910-е. Из личного архива Элеоноры Сергеевны Тадэ, дочери Софьи Георгиевны

В середине 1920-х годов Георгий Христофорович развелся с Артемидой. В 1927 году он женился на Арфеник Арутюновне Хорасанян (1906–1993). Сохранился потрет Арфеник, написанный Петром Кончаловским в 1930 году. Согласно документам 1940 года, Арфеник работала ассистенткой Второго московского государственного медицинского института. Впоследствии Арфеник стала известным офтальмологом. Из домовых книг известно, что с 1945 года вместе с Арфеник жила ее мать Ануш Бегляровна Хорасанян, с 1947 года — тетка Анаида Бегляровна Апресян.