Николай фон Бооль (1860-1938), мастерская № 36
Добро пожаловать в Большой музей!
Здесь музеи рассказывают о себе по-новому. Знакомьтесь с экспонатами, читайте истории о связанных с ними людях и событиях, изучайте важные понятия. Мы приводим вас к музеям, а музеи к вам.

Николай фон Бооль (1860-1938), мастерская № 36

Художник-любитель и управляющий Московской конторой императорских театров и императорских театральных училищ

Семья фон Бооль в Лондоне. Вторая слева дочь Ольга, четвертый слева сын Михаил. Из бювара Ольги фон Бооль. Из собрания Из собрания историка Александра Борисовича Савинова, сотрудника музея-усадьбы «Лопасня-Зачатьевское»

Николай фон Бооль (1860-1938), мастерская № 36

Художник-любитель и управляющий Московской конторой императорских театров и императорских театральных училищ

До революции студию № 36 арендовал художник и административный служащий Николай Константинович фон Бооль. В 1898 году фон Бооль был назначен помощником заведующего монтировочной частью Московской конторы императорских театров. В 1901 году он стал уже заведующим монтировочной частью, а в 1903 году получил должность управляющего Московской конторой императорских театров и императорских театральных училищ. В этом же году фон Бооля произвели за выслугу лет в надворные советники и наградили орденом Святой Анны второй степени. Николай Константинович занимал эту позицию до 1910 года. Фон Бооль числился почетным членом Совета детских приютов, членом Санкт-Петербургского общества поощрения художников, Общества ознакомления с историческими событиями России, членом Московского столичного попечительства о народной трезвости и Общества призрения престарелых артистов.

Николай фон Бооль. Эту карточку его дочь Ольга подарила другу Н. К. фон Бооля Евгению Платоновичу Иванову. Снимок сделан Карлом Фишером, фотографом императорских театров, чьё ателье находилось на Кузнецком мосту, 11. Из собрания историка Александра Борисовича Савинова, сотрудника музея-усадьбы «Лопасня-Зачатьевское»

В своих воспоминаниях директор императорских театров Владимир Аркадьевич Теляковский характеризует фон Бооля, как «настоящего чиновника, со всеми хорошими и дурными качествами, званию этому присущими» (Теляковский В. А. Воспоминания. Л.; М., 1965. С. 203), сторонника «порядка, пунктуальности и известной точности» (С. 215). Скорее всего к началу 1910-х годов Николай Константинович покинул службу и сконцентрировался на своем увлечении живописью. Проживая с женой Юлией Григорьевной, дочерью Ольгой и сыном Михаилом на Арбате, он арендовал для работы художественную студию на Большой Садовой. Николай Константинович писал крымские пейзажи и виды Петербурга и Москвы.

Юлия Григорьевна фон Бооль, урожденная Христиани. Жена Н. К. фон Бооля. 20 июня 1896 года. Шувалово, под Санкт-Петербургом. Из бювара Ольги фон Бооль. Из собрания А. Б. Савинова

Из воспоминаний Натальи Петровны Кончаловской, дочери художника Петра Кончаловского, проживавшего и работавшего в мастерской № 40: «Под Якуловыми занимал мастерскую директор Большого театра по фамилии фон Бооль, грузный, угрюмый человек с одутловатым лицом, обрамленным седыми баками. Я запомнила его, вечно опутанного шарфом, в меховом картузе и высоких ботах» (Кончаловская Н. П. Волшебство и трудолюбие. М., 2004. С. 90.).

Паспортная книжка Николая фон Бооля. РГАЛИ. Ф. 659. Оп. 3. Ед. хр. 436. Л. 76 об, 77.

Николай фон Бооль в 1920-е годы

В 1920 году Николай фон Бооль устроился на работу в Отдел по делам музеев и охране искусства и старины Народного комиссариата просвещения «художником по реставрации предметов старого быта и народного искусства». В первые послереволюционные годы, когда в государственные музейные фонды поступало много предметов искусства, Отдел испытывал острую нехватку в специалистах .

Заявление Николая фон Бооля о приеме на работу. ГАРФ. Ф. А2307. Оп. 22. Д. 128. Л. 1

Из-за неясного имущественного статуса художественных мастерских в доме жилищное товарищество неоднократно судилось с художниками. Не избежал этой участи и фон Бооль. 9 апреля 1924 года специальная комиссия Совнаркома по разгрузке Москвы постановила изъять у гражданина фон Бооля излишки жилой площади, под которыми подразумевалась мастерская. Правление дома рассчитывало переселить фон Бооля, забрать мастерскую и заселить ее рабочими печатниками из подвальных помещений. Но 27 августа пришло письмо инспектора Московского управления недвижимым имуществом (МУНИ), который распорядился приостановить вселение новых жильцов, так как мастерская подлежит изъятию в пользу города и жилое товарищество дома не имеет на нее никаких прав. Правление дома 8 сентября направило еще одно письмо в МУНИ с просьбой оставить мастерскую в распоряжении жилтоварищества дома № 10, но получило отказ и предложение судиться за площадь. Дело стало затягиваться — правление дома хотело выселить фон Бооля, но не хотело терять большую площадь, которую МУНИ собиралось забрать и у фон Бооля, и у жилтоварищества. Еще одно письмо с просьбой оставить мастерскую жилтовариществу было направлено в МУНИ 22 ноября 1924 года. Финал этой истории неясен, но, очевидно, Н. К. Фон-Боолю и жилтовариществу удалось отстоять площадь — у нее сохранился статус мастерской, заселять рабочими студию не стали.